18+
Спорт
29.11.2012

Тренер и игроки ФК «Амкар» ответили на вопросы болельщиков клуба (стенограмма)

28 ноября в пресс-центре стадиона «Звезда» прошла уже традиционная встреча игроков клуба с болельщиками. В этот раз на вопросы отвечали легионеры футбольного клуба «Амкар» Мартин Якубко, Митар Новакович, Марко Блажич и Никола Мияйлович, а также – старший тренер Рустем Хузин.

О наболевшем

Рустем Хузин: — Вы понимаете сами, в какую сложную ситуацию клуб попал. Нам самим не приятно проигрывать четыре матча подряд, три из которых проиграны с крупным счетом. В такую ситуацию клуб попал в первый раз. С чем это связно уже не раз говорили: травмы игроков, постоянная мешанина в центральной зоне защиты, то один выпадает, то другой, то карточки, то еще что-нибудь. Перед болельщиками я отвечаю за всю команду, и за те результаты, что были в последних турах, я прошу извинить. Но сейчас травмированные и те, кто сидит на карточках, будут в строю, результат будет достойный. Очки придут.

— Рустем, на матч с «Анжи» в стартовом составе не вышли три игрока основы. Правильно ли мы понимаем, что тренерский штаб приберег их для игр с прямыми конкурентами?

Р.Х.:- Совершенно верно. Мы делаем упор на эти матчи. Во-первых, это – наши прямые конкуренты в чемпионате, наступают нам на пятки. Хотел, чтобы мы сыграли основным составом. Не просто основным, а теми, которые наигрывались на предсезонном сборе: и Пеев, и Игнатович, и Нарубин. Во-вторых, поймите, враг тоже не дремлет: любая карточка могла бы изменить наши планы.

— В матче с «Анжи» было видно, что во втором тайме команда подсела. Как в целом функциональное состояние игроков? Потому что в последние 15 минут команда выглядела очень плохо.

Р.Х.: — Я думаю, что команда очень сильно переживала за результат. Команда физически готова хорошо. Это показывают компьютерные обследования. Команда «Анжи» во втором тайме значительно усилила свою игру, вышли сильные Буссуфа и Жирков. Игроки прижались к своим воротам с целью не пропустить. Усилиться нам было не кем. Но конце тайма у нас хорошие контратаки, потому что вышли молодые Матяш и Тюкалов, которые оживили игру. Тюкалов вообще мог вывести команду вперед, но, к сожалению, не забил.

— Хотелось услышать оценку Андрею Семенову в последнем матче.

Р.Х.: — Андрей Семенов – молодой перспективный футболист. Я считаю, что его дебют удался. Да, были ошибки, но этого парня ждет хорошее будущее. В матче с «Анжи» он выиграл 87% единоборств, в том числе и верховую борьбу.

— А гол с углового – домашняя заготовка или спонтанно получилось?

Р.Х.: — Спонтанно ничего не получается.

— Было заметно, что темнокожие легионеры «Анжи» достаточно легко убегали от наших футболистов. Есть у них какие-то преимущества по скорости, выносливости?

Р.Х.: — Не скажу, что они физически крепче. Но они – очень пластичны. А почему убегали. Это зависит от способностей человека. Скорость дается с рождения. Ее можно подтянуть тренировками, но выше головы не прыгнешь.

— Рустем, отметьте игру в последнем матче и в целом Николаса Карелиса. С какой целью он был приобретен?

Р.Х.: Николас – очень серьезный игрок. Мы брали его на перспективу. Он – молодой, 92-го года рождения, игрок молодежной сборной Греции. Игрок очень быстрый. Да, сегодня у него получается не все, но парень очень старается и доказывает, что может выходить на поле в основном составе. Конечно, его функция – забивать голы. Но наша тактика – оборона начинается от нападающего. Может он к этому не привык еще, есть причины в адаптации. Думаю, через некоторое время он начнет приносить пользу команде.

— Какие выводы делает тренерский штаб после поражения, и какое психологическое состояние команды?

Р.Х.: — О психологическом состоянии. Команда уже собиралась после поражений. Необходимо было психологически разгрузиться и поговорить между собой. По тренерскому штабу… Еще раз хотелось бы извиниться перед болельщиками, и мне дисквалификация на два матча – урок на всю жизнь. Руководить командой с трибуны – это не руководство. Выводы. Конечно, мы сделали, и в будущем, надеюсь, такого не будет. Будет более сдержано себя вести. Просто когда судья несколько ряд подряд делает результативные ошибки, у меня нервов не хватило, и это сделал я сгоряча.

— Нам интересно, гладя, как Слуцкий кричал на судей, что такого сказал Рустем? За слова наказали или, как пишут, был какой-то физический контакт?

Р.Х.: — Во-первых, я – не Слуцкий. Во-вторых, – нет, что вы. Судья – в три раза больше меня. Если бы я с Мартином (Якубко) рядом был, я бы подумал об этом.

О делах текущих

— Как ваши впечатления от нашего искусственного газона?

Р.Х.: — Наш газон – одна из составляющих травм игроков. Процентов на 30-40. Здесь совсем другие мышцы работают, нежели на естественном поле. И торможения, и ускорения дают о себе знать. В медицине появилось понятие – синтетический разряд. Когда на искусственном газоне происходит движение игрока – получается разряд. Не только у нашей команды, но и те, кто приезжает, а мы еще и тренируемся на этом поле, в мышцы идет типа прострела. УЗИ и МРТ не показывают никаких надрывов, а болевые ощущения есть. Ощущения, что надорвал мышцу.

— А в жару?

Р.Х.: — В жару дышать на этом поле стало невозможно. Ребята дышат резиновой крошкой на поле. Сейчас появились новые технологии: вместо резиновой крошки применяют кокосовую стружку или пробковое дерево, то есть – натуральные материалы. Предварительно президент сказал о решении, что ближайшим летом поле будем менять.

— А то, что на поле кроме вас тренируются и играют другие команды – приносит это дополнительный износ?

Р.Х.: — Нет. Никакого вреда и износа нет.

— Как вы относитесь к переходу чемпионата на систему «осень-весна»?

Никола Мияйлович: — Не важно!

Р.Х.: — Это было ошибочное решение. В декабре и в конце ноября в футбол очень сложно играть. Мало того, что играть в этих условиях 90 минут, надо к этому матчу специально готовиться. Да и каждый день выходить при (-15) на тренировку – это очень сложно. Лучше в этом случае два раза по часу потренироваться, чем один раз – час сорок пять.

— Рустем, скоро будет перерыв. С кем-то из легионеров будете расставаться?

Р.Х.: — Пока этот вопрос некорректен. Давайте сначала закончим этот этап чемпионата.

— А укрепляться будет команда?

Р.Х.: — Обязательно!

— После игры 8 декабря долго будете отдыхать?

Р.Х.: — Будем отдыхать две недели. Перед отпуском каждому футболисту будет дана программа, которую он должен сделать. Результаты будут фиксироваться, и перед сборами игроки должны быть физически готовы. Игроки в отпуске скучать не будут.

— Где и как будут проходить сборы?

Р.Х.: — В планах – два сбора в Турции и один, где нам очень понравилось, – в Польше. Если будет неблагоприятная погода, то мы что-то поменяем.

— Когда появится Алексей Ребко?

Р.Х.: — Ребко сейчас сняли гипс. Он находится на реабилитации в Германии. После Нового года планируем призвать на сбор. Белоруков уже тренируется в тренажерном зале.

— Как вы настраиваете себя на игру, особенно в нынешних погодных условиях?

Мартин Якубко: — Это – наша работа, мы обязаны выходить на поле. Массажисты намажут кремом, чтобы меньше мерзли, шапки, перчатки. Конечно, это неприятно.

Митар Новакович: — Мне холодно, но выходить надо.

Н.М.: — Я играл в Польше, там тоже так было.

— Захари Сираков сказал, что лучше играть в холод…

Марко Блажич: — Лучше жара!

М.Я.: — Я тоже – за жару.

М.Н.: — (+35) хочу.

— Ваше отношение к фаерам на секторах? Как вы относитесь к дыму на поле?

Н.М.: — Больше дыма – лучше даже!

М.Я.: — Если это – короткий момент, то ничего страшного. А так, бегать в дыму неприятно. Но думаю, с этим никто ничего не сделает. Разве что знать, куда ветер дует.

Р.Х.: — Как говорит наш коммерческий директор: — О! Сто тыщ!

— Как вообще относитесь к антуражу матча?

Р.Х.: — Все, что разрешено регламентом для поддержки команды, я приветствую. Почему нет? Это очень хорошо и приятно, когда команда забивает гол, и трибуны несколько раз скандируют фамилию.

— Мартин, как лучше играть тебе: когда ты единственный нападающий или когда есть нападающий второго темпа? Или лучше, чтоб полузащитники рядом были?

М.Я.: — Я же не один на поле. Нападение не значит, что я там один. Есть много тактических вариантов. Если я по амплуа – один, рядом должны быть мои партнеры. У Божовича такая схема была.

Р.Х.: — Он бы хотел, чтобы Криштиану Роналду с ним играл.

— Мартин. Как состояние и когда выйдешь?

М.Я.: — Несколько дней назад я летал в Словакию, где доктор мне порекомендовал выйти на поле не раньше, чем через 10 дней. Я хотел раньше выйти на поле, но операция была не простая. Вот пять дней уже прошло…

Р.Х.: — Вы знаете, что Мартину поставили пластину, которую прикрепили на шурупах. И я надеюсь, что в матче с «Мордовией» Мартин выйдет на поле.

— Футболисты могут сравнить уровень тренировок при Миодраге и Рустеме?

Н.М.: — Практически также. Все хорошо.

М.Я.: — Но у каждого тренера – свои тараканы.

— Кто из молодежного состава, кроме Андрея Семенова, практически готов сыграть за основу?

Р.Х.: — Очень перспективен Александр Панцырев. Возможно, в ближайшем будущем будем привлекать его. А остальные там почти все очень молодые, по 15-16 лет.

— Субботина планируете задействовать во второй части чемпионата, или опять он будет отдан в аренду?

Р.Х.: — Мы планируем его взять на сбор. Если он хорошо проявит себя, то будет заявлен.

— Рустем, когда будет PRO?

Р.Х.: — Насколько я знаю, сейчас группа, которая выпускает, в декабре будет сдавать экзамены, и должна сразу организовываться следующая. Только в Москве пока не определились, где будут базироваться курсы: при РФС или в Высшей школе тренеров.

О легионерском и не только

— Есть ли в команде какое-нибудь разделение по национальному признаку? Вот у легионеров с кем из русских игроков сложились более теплые отношения?

М.Б.: — Мы со всеми нормально общаемся.

М.Я.: — В «Амкаре» вообще нет такого разделения. Отношения в коллективе очень хорошие: сегодня можно с одним поговорить, завтра – с другим.

— А как с Нийхолтом и Карелисом общаетесь?

М.Я.: — На английском. Но ребята уже много русских слов знают.

Р.Х.: — У Карелиса есть учитель русского языка. Он уже достаточно прилично говорит по-русски.

Д.З.: — Вся команда на тренировках должна говорить по-русски.

— Митар, ты часто играешь на разных позициях и часто приходится менять партнеров. Где тебе, все-таки, комфортней и с кем при игре в обороне лучше взаимопонимание?

М.Н.: — Все-таки, я – не защитник, а полузащитник. Но у нас много травмированных. Может быть Черенчиков, Белоруков. Попов защитники лучше, чем я. Ну, а играть со всем комфортно.

Р.Х.: — Не от хорошей жизни Митар играет не на своей позиции. Его роль – полузащита. У него там лучше получается.

— А нападающим смог бы?

М.Н.: Если надо – смогу!

— Марко, у тебя «шестой» номер. Это – пристрастие какое-то к «шестерке»?

М.Б.: — Нет, до приезда в «Амкар» у меня был номер «25», но здесь он был занят. Мне сказал, что есть номер «6», я его и взял.

— Просто в «Амкаре» этот номер непрушный. Может поменять?

М.Б.: — Я считаю, что номер не играет значения. Главное, чтобы игрок играл.

— Футбол – игра контактная. Вы не боитесь получать травмы, когда вступаете в борьбу, едва их залечив?

М.Я.: — Лично я не боюсь. У меня уже столько этих травм было. Каждое колено только по четыре раза прооперировано.

— Никола, ты предпочитаешь играть только левого защитника?

Н.М.: — Да.

Р.Х.: — Никола – универсальный игрок. Он может сыграть и защитника, и полузащитника, и в опорной зоне.

Н.М.: — Но мне комфортней на позиции левого защитника.

— Митар, выйдет ли Черногория в финальную часть чемпионата мира?

М.Н.: — У нас осталось две важные игры с Мордовией там и с англичанами. Если возьмем четыре очка, то должны выйти из группы. Конечно, будет очень тяжело.

М.Я.: — Какая Мордовия? Молдавия!

Р.Х.: — Видите, он весь в предстоящем матче.

— То есть, если победим «Мордовию» и «Крылья» — Черногория выйдет?

М.Н.: — Точно.

— Кстати, выйдешь против Пикущака.

М.Я.: — Они уже договорились.

— Мартин, зла не держишь на Наваса?

М.Я.: — Врать не буду. Обида осталась. Мстить? Нет, конечно, не собираюсь. Не за чем.

— За какие футбольные команды, кроме «Амкара», вы болеете?

Р.Х.: — «Барселона». И очень импонирует, что в этой команде играют свои воспитанники. В последнем матче с «Леванте» из было 11 человек на поле.

М.Я.: — Нет таких. Я переживаю за команды, где играют мои друзья.

М.Н.: — «Реал» (Мадрид).

М.Б. и Н.М.: — «Црвена Звезда». Мы играли там.

— Никола играл еще за «Чукарички»…

М.Б.: — Я тоже играл там.

— Никола, есть в интернете видео. Где ты забиваешь со штрафного. Почему в «Амкаре» не бил?

Н.М.: – Не дали.

Р.Х.: — А он и не просил.

— Никола, ты сыграл всего пять матчей за «Химки». Почему там не сложилась карьера?

Н.М.: — У меня там были проблемы. С директором клуба… И его охраной.

— Мартин, до скольки лет вы собираетесь играть в футбол?

М.Я.: — Что? Пора уходить уже? Я думаю, возраст для футболиста – не главное. Самое главное – здоровье.

М.Б.: — Такие как Сираков могут играть до 50 лет.

Р.Х.: — Сиракову – 36, а в последнем матче отыграл как будто ему 19 лет.

О нефутболе

— Как проводите свободное время? Всем вопрос, кроме тренера. У тренера нет свободного времени.

М.Я.: — Хожу в кино, посещаю рестораны, люблю поиграть в теннис, если есть возможность. Наверно, также как и вы с друзьями. Если тут семья, то, естественно с женой и детьми.

М.Н.: — У меня только стадион, дом и «Златибор». И спорт.

М.Б.: — Также.

Н.М.: — После тренировки – в ресторан и домой.

— А кто видел пермскую Царь-пушку? Она даже больше, чем московская.

М.Я.: — Я даже не слышал про нее.

— Тогда есть такого плана предложение: болельщики проводят экскурсии по Перми для игроков «Амкара» …

М.Я.: — А мы подумали, что вы наш расстрелять хотите.

— Вы приехали в Пермь из разных стран: Черногория, Сербия и Словакия. Стала ли Пермь для вас родным городом?

М.Я.: — Я за себя скажу. Да, за это время у меня появилось это ощущение. Здесь живут очень хорошие люди. Я себя здесь хорошо чувствую. Поэтому можно сказать, что – да.

М.Б.: — Я здесь уже пять лет. Здесь все хорошо: и город, и люди.

М.Н.: — У меня все тоже самое.

Н.М.: — Также.

— Что из национальной русской кухни нравится?

Н.М.: — Водка!

М.Я.: — Борщ я могу каждый день кушать.

Н.М.: — Также, борщ.

М.Н.: — У меня – соляночка.

— Любите ли грибы? Русские.

М.Я.: — Я очень люблю!

М.Б.: — Я не пробовал.

— Кто-нибудь коллекционирует футболки игроков других команд?

М.Я.: — Я коллекционирую. И коллекция уже большая.

— Мартин, а какая – самая ценная?

Н.М.: – Мияйлович.

М.Я.: — Он мне ее еще не подарил.

— Нарубин собирает медиаторы для гитар.

Н.М.: — Так он же вратарь!

— Есть какое-нибудь подобное увлечение, не связанное с футболом?

М.Я.: — А, да. Я эти. Коняки. То есть, коньяки. Не пью, а собираю. Пить потом буду.

Д.З.: — Я тут приготовился. (И вручает Мартину Якубко армянский коньяк)

— Почему все – небритые, а Новакович – бритый?

М.Я.: — Просто холодно уже, а Митар привык уже.

— Известно, что футболисты – достаточно суеверны. Есть приметы какие-нибудь: выйти на поле с левой ноги или еще что-то?

Н.М., М.Б., М.Н.: — Нет.

М.Я.: — Разве что помолиться перед игрой.

Р.Х.: — У Мияйловича есть. Он не бреется до конца сезона, как в хоккее в плей-офф.

— Расскажите о своих детях.

М.Н.: — У меня – сын.

М.Б.: — У меня тоже мальчик.

М.Я.: — У меня – два парня. Надеюсь, тоже футболистами станут. Но пусть сами решают. Но я бы был рад, если они станут футболистами. И чтобы в «Амкаре» играли.

— Где будете встречать Новый год?

Н.М.: — Я домой уеду. Буду с семьей.

М.Б.: — Также.

М.Н.: — Тоже домой поеду.

М.Я.: — Тоже уеду. Мы и так почти все время в России.

Р.Х.: — По традиции в деревне с банькой. Лыжи. В последнее время отмечаем вместе Новый год с Айратом Ахметгалиевым.

Вместо эпилога

— Спасибо большое за встречу. Что нам, болельщикам, ожидать от двух ближайших матчей?

Р.Х.: — Мы очень серьезно готовимся к предстоящему матчу. Думаю, сыграем практически в оптимальном составе и постараемся добыть три очка.

Сергей Югай

Фотоальбом мероприятия находится ЗДЕСЬ

Рекомендуем по теме: